Украинский стилист Евгений Шевцов об успехе Reebok

Телевидение любит шокировать зрителя рассказами о людях с экстраординарными способностями. Но после того как они прыгают с неимоверной высоты с парашютами, ходят по огню, поедают тарантулов и прочее звучит предупреждение: не пытайтесь повторить эти трюки самостоятельно.

«Когда читаешь об истории компании Reebok, так и хочется сказать то же самое. Судите сами. В 1981 г. объем продаж корпорации составил $1,5 млн, в 1983 г. — почти в 10 раз больше — $13 млн, в 1985 г. — $307 млн, в 1986 г. — уже $919 млн, а в 1991 г. — $2700 млн», рассказывает эксперт в модных тенденциях и украинский стилист Евгений Шевцов.

Такой феноменальный рост могут демонстрировать лишь компании, работающие в области наукоемких технологий и вовсю занимающиеся инновациями. Но чтобы производитель обуви… Да еще чтобы кто-то умудрялся с этим монстром конкурировать…

Однако,  как отмечает Евгений Шевцов, Nike, потеснившая в конце 1970-х — начале 1980-х Adidas, до 1987 г. опережала Reebok по объемам продаж (которые, правда, наращивала несравнимо дольше). После недолгого «провала»  в 1990 г. компания снова превзошла Reebok. Ее доходы тогда составили $2,235 млрд против $2,159 млрд поступлений соперника. На протяжении 1990-х разрыв в пользу Nike увеличивался. А Reebok не сумела повторить былого коммерческого успеха. Прежде всего это объясняется более удачной маркетинговой стратегией Nike, которая, в частности, не поскупилась на баснословные гонорары рекламистам. С телеэкранов и глянцевых страниц модных журналов кроссовки Nike расхваливали такие кумиры молодежи, как Майкл Джордан и Пит Сампрас. Кроме того, отставание спровоцировали просчеты самой Reebok, о которых мы скажем чуть позже.

Низкий старт Reebok

В 1890-х годах таких классных сапожников, как Джозеф Уильям Фостер, в Британии было предостаточно. Но его отличала от коллег искренняя любовь к спорту, а именно — к бегу. Первые беговые тапочки с шипами он сшил для себя. Это был один из самых ранних образцов спортивной обуви, известной миру. Мастер был главным критиком и ценителем собственного товара. К 1895 г. все лучшие бегуны Англии предпочитали обувку ручной работы от Уильяма Фостера, который был уже не просто башмачником, а основателем компании J.W.Foster and Sons.

В 1958 г. двое внуков мастера основали собственную обувную фирму и дали ей имя быстроногой африканской газели — Reebok. Со временем новое предприятие поглотило дедовскую компанию. В 1979 г.

во время одной международной выставки на обувь фирмы обратил внимание совладелец крупной американской корпорации, занимающейся оптовой торговлей спортивными товарами. Имя будущего дистрибутора было Пол Файреман. В том же году в США были представлены три модели кроссовок Reebok.

Америка тогда прощалась с периодом сексуальной революции. В моду входил здоровый образ жизни.     Скверики, стадионы и просто городские улицы наполнились любителями бега всех возрастов. Кроссовки Reebok были самыми дорогими на рынке, они стоили аж $60. Несмотря на это, спрос опережал предложение, и в начале 1980-х заработали новые производственные мощности компании в Южной Корее.

Настоящий прорыв, совершенный Reebok в 1980-е, был обусловлен замечательным предвидением будущего владельцами и партнерами корпорации. Они сделали ставку на три важнейших направления развития рынка спортивной обуви. Первое — растущая популярность аэробики требовала создания новых специализированных моделей. Второе — повышенный интерес к физкультуре стали проявлять женщины, искавшие изящные и при этом броские кроссовки. Третье — людям полюбилась спортивная обувь, и они хотели носить ее каждый день. Вкупе эти направления и обеспечили головокружительный взлет продаж Reebok в течение десятилетия. Так что это было не мистическое предвидение, а тщательно продуманная стратегия, основанная на многочисленных маркетинговых исследованиях.

По словам Евгения Шевцова, успех Reebok подтвердил старую истину — быстрая реакция на изменения потребительского спроса может обеспечить производителю финансовую стабильность, но не прорыв, не революцию. Для революции нужно эти изменения спровоцировать — опередить покупателя, предложить ему такой товар, к которому он до сих пор лишь подсознательно тяготел.